Павлодарский реабилитолог разработал уникальный комплекс с виртуальной реальностью для лечения детей с ДЦП

Частный детский реабилитационный центр «ЦАРиК» существует в Павлодаре с 2011 года. Сюда едут родители с детьми, страдающими ДЦП, не только с разных регионов Казахстана, но и из других стран: России, Германии, Австралии, передает Павлодар-онлайн.

Ежедневно небольшое помещение центра посещают около пятнадцати детей. Здесь они получают реабилитацию, абилитацию и коррекцию по методу, основанному на теории нейропластичности мозга - то есть на том, что мозг способен изменять себя под воздействием различных факторов на протяжении всей жизни.

- Согласно этой теории, если мы хотим выработать определенную функцию, например, сгибание-разгибание руки, мы должны делать это упражнение не меньше 400 раз в день. Восстанавливается зона, которая отвечает за это движение, либо эту функцию на себя берут зоны центральной нервной системы, - рассказывает реабилитолог «ЦАРиК» Александр Мякота. - При ДЦП, грубо говоря, нарушена программа мозга, управляющая мышцами. Такой метод позволяет с нуля «запрограммировать» функции, необходимые для движений.

В центре установлены специальные тренажеры для выработки навыков базовых движений. Только за первые два-три года существования ТОО «ЦАРиК» Александр Мякота защитил около восьми патентов на изобретения. Впереди - реализация самого главного и самого крупного.

- У нас уже целый зал роботизированной механотерапии, на все оборудование есть сертификаты. Большая часть аппаратов не имеет аналогов в мире, другая часть имеет, но стоимость подобных тренажеров очень высока. Мы не останавливаемся в своих разработках, хотим заменить человеческий труд на труд машины, которая будет беспристрастно выполнять свою работу с пациентом, - сообщает реабилитолог. - Сейчас у нас есть высокотехнологичный проект робота с искусственным интеллектом: надев на пациента экзоскелет, можно погружать его в любую специально созданную виртуальную среду. Например, ребенок, который никогда не ходил, видит себя, как он играет другими детьми в футбол. Робот принудительно работает с телом пациента, ему подается аудио и видео картинка. Одновременно мы можем полностью считывать активность мышц и других систем организма, анализировать: где и что можно подкорректировать, какая мышца не дорабатывает.

Загвоздка, как обычно это случается, в деньгах. Теоретическая часть проекта готова и даже первая «проба пера» сделана: в центре уже в тестовом режиме собирали такого робота, но для конечного качественного результата нужны финансовые вливания.

- Если собрать хорошую техническую команду: пару инженеров, конструкторов, поставить станки - сделать научно-производственный центр, который будет разрабатывать, внедрять, тестировать оборудование, мы сможем покрывать нужды в нем нашей страны. Не нужно будет тратить огромные средства на закуп иностранного оборудования, и лечить людей за границей. Наоборот бы к нам приезжали. Это ведь и развитие медицинского туризма, - считает Александр Мякота.

Авторам проекта уже поступало предложение от инвесторов из Узбекистана, которые готовы вложить деньги, но только с условием, что производство будет открыто в Ташкенте и оборудование тоже пойдет в реабилитационные центры той страны. На это команда павлодарских специалистов не согласилась.

- Большую часть, как минимум 50 процентов детей, которые становятся инвалидами из-за отсутствия интенсивной реабилитации, мы могли бы возвращать в общество. Хотя бы, чтобы ребенок не был тяжелым инвалидом и не требовал особого ухода, а чтобы он мог работать, учиться, участвовать в общественной жизни, - говорит реабилитолог. - Чтобы человек не смотрел на жизнь из окна квартиры, а сам жил ею.

Лучшее подтверждение его слов - результаты на практике. А за эти годы научились ходить многие его пациенты с ДЦП, даже те, у кого этот и без того тяжелый диагноз осложнялся наличием слепоты, глухоты или несохранностью интеллекта.

- Наша советская медицина говорила, например, что если у ребенка не сохранный интеллект, вкупе с ДЦП стоит диагноз «дебильность в тяжелой степени», то его невозможно поставить на ноги, так как он не будет адекватно реагировать на реабилитацию. Но мы для себя опровергли эту теорию, - рассказывает Александр Мякота. - Если пострадала интеллектуальная сфера, а двигательная сохранна, то мы все равно можем поставить на ноги ребенка. Это мы уже проверили на практике. У нас был подросток 14-ти лет в сложном состоянии с контрактурами суставов. Пришлось делать растяжки за счет специального костюма, аппаратов. Ребенок передвигался до попадания в центр лишь на четвереньках, но примерно через пять месяцев занятий он стал ходить, придерживаясь об кого-то за руку. Дальше родители не стали продолжать реабилитацию в этом направлении, так как у ребенка не сохранный интеллект, и передвигаясь самостоятельно, он может навредить себе очень серьезно. Для него нужно спецпомещение.

По словам реабилитолога, новое изобретение с использованием виртуальной реальности имеет широкий спектр возможностей. Причем оно может применяться не только для детей с ДЦП, но и для взрослых, к примеру, после инсультов. Этот комплекс собой может полностью заменить услуги реабилитационного центра.